January 3rd, 2010

Понравилось. Афоризмы Н. Хамитова

Пол относителен, Личность абсолютна.

Признаки мужского и женского пола есть в каждой личности. Они соединены, и это соединение может вывести личность за пределы пола.

Но человек всегда принадлежит стихии пола. И выход за пределы пола может означать принятие в себя мужских и женских черт в их хаотическом смешении. Но возможно и овладение стихией пола, то есть глубинный синтез и возвышение — мужественности в духовность, а женственности — в душевность.

Мужчина в женщине всегда чувствует себя уверенней, чем женщина в мужчине.

Мужчина постоянно пребывает в женщине и в образе идеального возлюбленного. Чем мужественней его образ, тем больше женственности излучает его обладательница.

Быть собой — означает соответствовать своему полу и быть открытым высшим проявлениям иного пола.

Соответствуй своему полу на уровне поведения и будь выше пола на уровне мышления и переживания — вот формула, спасающая от одиночества.(Хотя определенное переживание одиночества будет всегда, пока мы не успокоимся в Боге…)

Телесная и психическая определенность пола дает подлинное наслаждение, лишь дополняясь единством мужского и женского в духовных и душевных глубинах Я.

Мужчина может быть женственен и женоподобен.

Женственность мужчины в высших своих проявлениях является душевностью — способностью не переживать за женщину, а сопереживать ей.

Женоподобность мужчины всегда ведет к замкнутости и странной жестокости по отношению к женщине.

Для того, чтобы найти женщину, женственный мужчина должен освободиться от женоподобности. Для того, чтобы обрести любовь, он должен стать духовным.

Только духовность способна сделать женственного мужчину Мужчиной.

Мужественность женщины — не порок, а факт.

Мужественность делает женщину счастливой, если не подавляет ее женственность.

Судьба женственного мужчины была бесконечно трагичней судьбы мужественной женщины, хотя и ее судьбе нельзя было позавидовать. В начале XXI века ситуация в корне меняется. Мужественная женщина поражает нас в лице Маргарет Тетчер и Синди Кроуфорд, женственный мужчина обретает новый эстетический и финансовый статус, глядя на нас глазами Майкла Джексона, Томаса Андерса и Леонардо ди Каприо.

Мужчина отличается от женщины своей способностью проникать в бездны. Женщина отличается от мужчины тем, что носит бездну в себе.

Мужественность и женственность в человеке открывают себя на трёх уровнях: биологическом, психологическом и личностном.
На биологическом - это напор и подчинение. На психологическом — активность и пассивность. На личностном — свобода и любовь.

Подлинная мужественность всегда возвышается до свободы, подлинная женственность — до любви. Без свободы и любви мужчина превращается в животное, а женщина — в растение. Без свободы мужчина становится ребенком, а женщина — жертвой. Без любви мужчина превращается в чудовище, женщина — в демона.

Истинная мужественность означает добродушие, помноженное на силу.

Свобода наполняет себя в духовности, любовь — в душевности.
Поэтому мужественность в ее предельном напряжении становится духовностью, женственность — душевностью. В своем единстве они составляют Личность.

Для того, чтобы мужчина и женщина были совместимы, он должен относиться к ней духовно, она — душевно. Для того, чтобы они были счастливы, он должен отнестись к ней душевно, она же — духовно.

Бездушность мужчины порождается бездуховностью женщины. Но верно и обратное — бездуховность женщины вызывается к жизни бездушностью мужчины.

Душевность без духовности — это болото, духовность без душевности — лед. Утрата душевности — это утрата человечности. Утрата духовности — это утрата желания и способности выйти за пределы человека. Бесчеловечный никогда не выйдет за пределы человеческого.

Духовный порыв за пределы человеческого возможен только при условии переполнения человечностью. Иначе он приведет к падению.

Вершины духовности всегда имеют корни в глубинах душевности.

Мужчина может ценить женщину за ее ум, но влюбиться может только в ее душевность.

Любовь мужчины возникает тогда, когда душевность женщины одухотворяется.

Женщина может испытать страсть к мужчине за его силу, ценить за его стремление понять, но влюбиться способна только в его дух, ломающий преграды обычного.

Однако любовь приходит к женщине, когда дух перестает ломать; и, начиная созидать, духовность мужчины сливается с душевностью.

Проникновение в психологию женщины возбуждает истинного мужчину больше, чем проникновение в вагину.

Входя в женщину, многие мужчины представляют себя Богом, выходя — дьяволом. Возникает чувство вины, спрятанное так глубоко, что ускользает от осознания. Освобождение от этой вины — в освобождении от восприятия женщины как запретного плода.

В даосской культуре секс становится условием долголетия. Это превращает секс в средство продления не рода, а собственного Эго. Причем преимущественно мужского. Женщина в даосской культуре играет вспомогательную роль — значительно меньшую, чем роль "ИНЬ" в метаантропологической паре "ИНЬ-ЯН". В результате традиционное даосское долголетие становится бесконечным старческим пребыванием мужчины. Культ Старости вместо культа Вечной Молодости — вот неизбежная расплата за унижение женского начала.

Когда мужская сексуальность унижает женщину, она унижает сексуальность. Для того, чтобы физически соединиться с женщиной, мужчина должен напрячь свой сексуальный орган, а женщина расслабиться. Но для достижения этого мужчина должен быть психологически расслаблен, а женщина — натянута как струна, издающая звуки, которые возбуждают мужчину. Так секс мужчины и женщины становится возможным при изменении ролей на уровне эроса.

Подлинное сексуальное возбуждение означает расслабленность мужчины как душевность и напряженность женщины как порыв к духу.

Обычная семья начинается с зачатия ребенка и заканчивается, когда ему становится скучно с родителями. Подлинная семья не заканчивается никогда.

Подлинная семья всегда предполагает взаимное проникновение духовного и душевного.

Подлинная семья — это тепло, побеждающее холод государства.

Горе той нации, которая не становится семьей.

Большинство мужчин воспринимает семью как тыл, большинство женщин — как линию фронта, и лишь немногие — как мир.

Принятие семьи единственной ценностью убивает семью.

Не получив тепла в семье, мужчины и женщины вместо дружбы создают кланы.

Подлинная мудрость женщины в семье — создание отношений, в которых мужчина не будет ревновать к ребенку, а ребенок — к отцу.

Подлинная антитеза любви — это не ненависть, а жалость к себе, личина эгоизма.

Жалость к себе всегда укоренена в конфликте или отчуждении духовного и душевного начал личности. Жалеющий себя способен и другому вместо любви дать только жалость...

Инфантильность есть стремление спрятаться от пола или заменить полом личность.

Инфантильность всегда порождается жалостью к себе; или еще глубже — подменой любви к себе на жалость.

Освобождение от инфантильности всегда предполагает освобождение от фундаментальной психической травмы и комплексов, выросших на ее почве.

Больше всего мужчина боится женщину — и вовне, и в себе самом.

Страх перед женщиной — это прежде всего страх использования под маской любви.

Самый глубокий страх мужчины — это страх перед собственной душевностью.

Страх собственной душевности у мужчин столь глубок потому, что каждый из них интуитивно связывает ее с женственностью.

Страх душевности у мужчины распадается на страх утраты темпов роста успеха и страх утраты эрекции. В разумных пределах этот страх имеет смысл. Но, выходя за пределы, страх душевности приводит к инфантилизму, когда мужчина, выпячивая внешнюю мужественность, утрачивает ее.

Мужественность — это то, что не стоит сознательно выпячивать.

Мужчина тем более одинок, чем менее он душевен.

Страх душевности у мужчины часто превращается в страх показаться смешным. Именно это и делает его смешным.

Жестокость мужчины всегда является результатом недостаточной душевности его матери. Жестокость женщины всегда порождается недостаточной духовностью отца.

Критикующий мужчина в своих самых жалких проявлениях напоминает осла, критикующая женщина — гиену.

Жестокость к себе всегда оборачивается жестокостью к другим.

Ссора женщины с мужчиной часто бывает ссорой с женщиной в мужчине.

Ссора мужчины с женщиной часто бывает ссорой с мужчиной в женщине.

Победа женщины над мужчиной всегда оборачивается поражением ее женственности.

Борьба мужчины с женщиной всегда завершается унижением его мужественности.

Пытаясь доказать женщине, что ты мужчина, не забывай, что ты мужчина.

Любая победа становится поражением, если она не ведет к единству.

Одиночество женщины побеждается душевностью, одиночество мужчины —духовностью.